Последние новости
среда, 8 января 2020 г.

Info Post
На вопросы Первого Информационного отвечает президент Ассоциации политологов Армении Амаяк Ованнисян
– Какова она, постреволюционная Армения-2019?
- Пользуясь случаем, поздравляю моих читателей с Новым годом и Рождеством Христовым. Желаю оптимизма, крепкого здоровья и уверенности в собственных силах.

Впереди нас ждет кропотливая работа. История показывает, что революционеры легко проводят во власти первые два-три года, однако затем у широких масс наступает ускоряющееся осознание преувеличенных ожиданий от революции, что создает благодатную почву для политического реванша старых сил.
Опасные элементы разочарования мы видим уже сегодня, и у них есть определенные объективнее причины. Люди недоумевают: это была революция, или обычная смена власти, посредством которой сменились лица, чтобы под пеленой новых лиц и девизов сохранилась старая порочная система?  Понятно, что не точь-точь в прежнем виде, но несколько модернизированная или подвергнутая косметическим изменениям.
Если бы мне предложили одним словом охарактеризовать произошедшее у нас, я бы использовал следующую характеристику: в стране сложилась странная ситуация.  Да, это очень странная ситуация, когда провозглашена революция, но отвергнутый мощной революционной волной тиран не только не изолирован со стороны революционной власти или хотя бы изгнан из страны, но продолжает претендовать на какую-то политическую роль внутри страны, и даже объявляет о собственных претензиях стать альтернативой революционной власти!
Говорят, что это была революция любви и терпимости, и именно потому Серж Саргсян находится на свободе. Но как это получается, что любовь и терпимость распространилась лишь на Сержа Саргсяна, но не на Роберта Кочаряна и его близких?  Разве та же «революция роз» в Грузии не была бескровной бархатной революцией?  Конечно, это вопрос чисто риторический. И, тем не менее, «революция роз» в Грузии была не бутафорская, а реальная бархатная революция, свидетельством чего явилось паническое бегство двух самых видных деятелей старого режима – Эдуарда Шеварнадзе и Глигора Абашидзе. И если Сержик остается в новой Армении на свободе и продолжает занимать должность лидера Республиканской партии, которую сам же ранее превратил в настоящий преступный гадюшник, значит нынешняя Армения не так уж и нова, и может в любой удобный момент вернуться на круги своя.
Позвольте ограничиться этими наблюдениями. Не хочу моего читателя, который, действительно, как и я, ждал и содействовал переменам в нашей стране, в эти светлые дни Святого Рождества и Нового года отягощать мрачными мыслями. Как говорил Александр Сергеевич Пушкин, тьмы истин нам дороже нас возвышающий обман, и люди всегда предпочитали, как можно дольше пребывать в благостных надеждах, и всегда враждебно относились к тем, кто решался раньше срока развенчивать их новых кумиров.
– Можно ожидать, что в 2020 году в Армении сформируется оппозиция, которая не будет ассоциироваться с прежним режимом?
– Вы заставляете меня углубить анализ, хотя, как я уже сказал, я не склонен до конца раскрывать скобки. И всё же Ваша настойчивость и моя профессиональная честность заставляют это делать.
Как политолог, вынужден настаивать на общей закономерности: Если в какой-либо стране действительно происходит революция, то силы, представляющие старый режим, становятся никчемыми, ненужными – естественным образом отмирают, аннигилируются.  Их деятельность становится невозможной, поскольку в результате революционных преобразований исчезают условия, содействующие этой деятельности. Исчезает та благодатная среда в лице известных олигархов с кликухами – Доди Гаго,  Лфик Само, Сервизы андо, Мхчанский Мук и т.д., которая питает эти силы и даёт им криминально-финансовую подпитку. Вместе с ними исчезает порочная система тотального подкупа политиков, превращающая политических деятелей в обычных служек криминальной олигархии – проституток на ниве публичной политики. И как в выздоравливающем организме возникшая животворная микрофлора делает невозможным существование вредоносной микрофлоры, которая просто уничтожается животворной микрофлорой и вытесняется из выздоравливающего организма, так и после революции старые силы, представляющие порочный общественный строй, аннигилируются. Даже нет надобности, чтобы они были уничтожены посредством гильотины или каким-то иным насильственным способом. Просто для всякого рода додов в новых, реформированных условиях занятие политикой становится бессмысленным, бесплодным, бесцельным занятием.  В новой постреволюционной действительности они должны исчезнуть естественным образом, вполне мирно и самовольно – как тараканы исчезают из хорошо дезинфицированного и обработанного борной кислотой помещения.
Почему у нас так не произошло и сегодня РПА, ППА и примыкающие к ним мафиозные «вернатуны» не только не отказываются от своих политических притязаний, но и пытаются позиционировать себя в роли лидеров оппозиции? Заявка вскормленных Сержем Саргсяном ашотянов, шармазоновых и додов стать альтернативой новым властям или оппозицией с точки зрения политологии доказывает то, что в нашей стране революция не только не победила, но даже и не произошла. Вы представляете, чтобы в какой-либо стране после свержения монархического режима роялисты стали бы оппозицией и развернули бурную деятельность? С другой стороны, в той же Франции возврат Людовика и роялистов стал возможным лишь в результате поражения революции. Отсюда можно заключить, что у нас на самом деле не было никакой революции, а произошла обыкновенная смена власти, в результате которой, как это бывает всегда, институциональная оппозиция пришла к власти, а прежняя власть стала новой институциональной оппозицией, готовящейся вернуться во власть на следующем этапе политического балагана.
Но ведь имеет право на существование также вторая версия, которая столь же логична. Может быть, революция уже проиграла, оставив якобинцев с их надеждами на улице и приведя к власти расчищающих путь для реставрации старого режима жирондистов, и мы уже вошли в ползучий этап контрреволюции?  Впрочем, разница между этими двумя версиями непринципиальна, поскольку в обоих случаях итог один и тот же – возвращение к старым баранам…
-За прошедший год что было самым большим достижением властей и что стало самым большим провалом?
-Больших достижений нет, но есть некоторые успехи. Нельзя не заметить, что госдоходы, то есть поступления в бюджет, увеличились, а также ощутимо увеличились резервные средства государства – в размере 500 млн. долларов. Это те деньги, около 800 миллионов долларов в год, которые ежегодно прикарманивались Сержиком Саргсяном и ежегодно вывозились им зарубеж.
Провальной, по общепризнанному мнению, является кадровая политика. Нельзя государственное строительство превращать в бенефис одного, даже наделенного харизмой, человека.  Даже Наполеон Бонапарт, являясь мощной индивидуальностью, считал необходимым привлечение к государственному управлению сильных кадров, а на поле битвы самые ответственные действия доверял старой гвардии – когорте закаленных в сражениях опытных бойцов, которых знал по именам. Отсюда вывод, что завоевавшее независимость и победившее в героической арцахской эпопее поколение нельзя отчуждать от государственного строительства и от нынешних задач защиты родины, нельзя вбивать клин между молодым и старшим поколениями, не ценить политическую мудрость и опыт, которые приходят с десятилетиями напряжённой политической борьбы.

0 коммент.:

Отправка комментария

Добавьте ваш комментарий
(запрещена ругань и реклама)