Последние новости
четверг, 20 августа 2020 г.

Info Post

Состоялась долгожданная пресс-конференция Сержа Саргсяна. Примечательно, что Сержа Саргсян обещал созвать пресс-конференцию после завершения режима чрезвычайного положения, связанного с пандемией. Меж тем, лишь неделю назад правительство решило в последний раз продлить чрезвычайное положение. Почему Серж Саргсян нарушил данное журналистам обещание и не подождал второй половины сентября?

Что заставило Сержа Саргсяна пересмотреть данное им обещание журналистам? Как известно, ответ Комиссии по изучению обстоятельств Апрельской войны будет готов на следующий месяц, и Серж Саргсян, по всей вероятности, решил забежать вперед, сделав некоторые «поправки» или «подсказки» авторам, готовящим отчет, считая этот вопрос судьбоносным для своей политической судьбы.

Фактически Серж Саргсян после неожиданного решения об участии 16 апреля в работе комиссии, вызвавшей заметное оживление в политическом пространстве, этой пресс-конференцией еще более обострил ситуацию и интригу. А это означает, что Саргсян, говоря о твердом намерении закрыть тему, тем не менее, намекает, что закроет ее, широко открыв ряд скобок.

Обстоятельство проведения пресс-конференции Сержем Саргсяном, по всей вероятности, было обусловлено тем, что Саргсян рассматривает процесс отнюдь лишь не в формате комиссии, очень хорошо  представляя, что то, что происходит в комиссии, это лишь информационное обоснование, а политический, внутренний и несомненно внешнеполитический контекст процесса намного шире.

Четырехдневная война заставила Армению проснуться в новой реальности, где мы расстались со старыми мифами, представлениями, может быть даже, не имея новых видений, равноценного восприятия новой ситуации.

Четырехдневная война стала индикатором, который, с одной стороны, выявил беспомощность и бесталанность военно-политической элиты, миф о боеготовности армии, с другой стороны, наилучшие качества нашего общества, способность в нестандартных ситуациях сплотиться и искать рациональные решения, геройство армянского солдата и офицера.

Четырехдневная война заставила новым взглядом рассматривать дилемму войны и мира, раскрыв, что наша политическая система, к сожалению, не имеет разработанного видения в вопросе урегулирования проблемы НК, даже на уровне, так называемых, обсуждений и дискуссий.

Четырехдневная война выявила, что, как минимум, с 1994 года, после установления перемирия, мы были заняты беспощадной тратой идеи государства, цены победы, избегая войны и еще больше ее приближая к нам.

Власть, основанная на коррупции, избирательной фальсификации, не институционализировала, сделала ключом развития государства эффект победы первой войны, а по сути, жила за счет нее, беспощадно уничтожала то цивилизованное, политическое, моральное пространство, где возможно было построить современное государство, созвучное мировому контексту, с гражданином в основе.  Неслучайно, что в Четырехдневной войне мы имели развал действующей порочной модели, но проявление гражданской рационализации, геройства.

За четыре дня войны мы полностью раскрыли коррупционное, по сути, не имеющего ничего общего с государственным мышлением лицо, но, к сожалению, также отсутствие политических решений, альтернативы, повесток, содержания Новой Армении.

Ценою смерти наших павших солдат армянские вооруженные силы смогли пресечь атаку, организованную против армянской государственности, которая осуществлялась руками Азербайджана, но под покровительством стратегического союзника Азербайджана Турции и стратегического союзника Армении России, которая номер один партнер Азербайджана по выделению вооружений на миллиарды долларов. В то же время этот партнер другой рукой на деле навязывал Армении недостойное политическое поведение, по сути, также обеспечивая готовящуюся агрессию, так сказать, политический тыл.

Апрельская четырехдневная война созревала в течение нескольких лет в виде наглядных процессов и позорных политических реалий, каковым было также насильственное присоединение Армении к ЕАЭС. Это происходило с применением Россией как ручной власти, так и оппозиции в Армении. При этом вовлеченные в этот процесс ряд сил и исполнителей и сегодня пытаются, так сказать, иметь стабильное и значительное место во внутриполитической жизни Армении, что, пожалуй, должно быть одним из уроков четырехдневной апрельской войны или второй арцахской войны.

Тавушские сражения показали, что Армения готова пресечь любую попытку формирования военно-политической среды внешней агрессии против страны. Лишь наличие легитимной власти и отсутствие системного казнокрадства были достаточны, чтобы говорить о комплексной возможности суверенной сопротивляемости Армении.

В этом вопросе существенное значение имеет то, на какой системе ценностей и мышлении находится политическая, внутриполитическая жизнь страны. А этот вопрос в Армении открыт, и в соответствии с этим, вопрос безопасности продолжает преимущественно находиться на плечах армии. И хотя эти плечи на данный момент достаточно крепки современным оружием и волей, тем не менее, институциональное государственное и общественное равноценное распределение безопасностных профилактических возможностей являются задачей жизненной важности для Армении.

Неслучайно, что, через несколько месяцев после войны, произошла авантюра с полком ГСО, а ровно через год, по сути, акт политической капитуляции общества. Это было косвенной реакцией нашей политической системы на Четырехдневную войну, вернее сказать, поднятие с его стороны «белого флага» в процессе новых вызовов, решения проблем. В 2016 году наше общество проявило качества зрелости и рационализма, которые, однако, были похоронены в «болоте» авантюры полка ГСО, десяти тысяч драмов на парламентских выборах.

Четырехдневная война поменяла наши представления о союзниках и мире, международных отношениях и гуманизме. Апрельская война, по большому счету, была войной руками Азербайджана, развязанная Москвой против Армении и Арцаха. Лишь благодаря геройству армянского солдата и офицера стало возможным предотвратить реализацию российско-азербайджанского плана. Были сделаны следующие выводы, результатом чего, пожалуй, стало подписание нового соглашения Армения-Евросоюз, однако, по большому счету, уроки не были извлечены, потому что лишь через несколько месяцев после войны ростки рационального мышления были уничтожены армянским «нашествием» российского «Искандера».

Конечно, в войне 2016 года Азербайджан не смог решить свою стратегическую задачу, удовлетворившись лишь захватом нескольких высот, имеющих тактическое значение, с другой стороны, армянские вооруженные силы пресекли агрессию Баку ценою больших человеческих потерь. Четырехдневная война 2016 года закрыла страницу старой Армении, однако вакуум отсутствия  Новой стал частью сегодняшних реалий всех тех пороков, недостатков, преступного безразличия, которые четыре года назад приблизили к нашему порогу войну.

Через четыре года после войны мы не извлекли из нее уроков, оставив в повестке риски новой войны.

Армению постоянно надо готовить к войне, держать наготове к войне, поскольку обеспечить мир или невозможно, или возможно лишь тем путем, тем вариантом, кода Азербайджан будет постоянно осознавать и будет уверенным, что не может войной решить какой-либо вопрос. Лишь в этом случае Азербайджан воздержится от реальных шагов воевать, останется лишь в максимально агрессивной риторике. Однако здесь дело не только лишь в сдерживании Азербайджана, а также во влиянии на поведение посредников, вовлеченных в процесс конфликта.  Особенно после Апрельской четырехдневной войны посредники вместе и по отдельности поняли, что у Армении есть необходимая минимальная сопротивляемость, когда даже в случае достаточно большого военно-технического преимущества Баку военным путем не может решить какой-либо существенный вопрос. Постоянная сопротивляемость Армении, ее непрерывное усовершенствование поможет, чтобы посредники остались на позиции сдерживания Баку, даже, так сказать, стратегический союзник Россия, которая с апреля интенсивно питала воинственность и агрессию Баку. Ныне Москва вынуждена отказать заявки Баку в плане восстановления в широком объеме действий вокруг права на войну.

Конечно, здесь задача достаточно многослойна, но во всех случаях ключевым является сопротивляемость Армении. А это, конечно, не означает расширение военно-технических возможностей. Это означает также диверсифицированные дипломатические связи, углубленные связи с НАТО, США, Евросоюзом, интенсивные отношения с Китаем и Ираном. Россия не должна быть единственным выходом для Армении, чтобы Россия, говоря с Азербайджаном и Турцией, не забывала об интересе и безопасности Армении, Россия должна постоянно иметь ввиду, что есть, что потерять ей в Армении. А это возможно, если проблема обороноспособности и способности воевать будет для Армении образом жизни, потому что, если и эта проблема не будет находиться лишь в виде документов, то она должна предполагать широкие преобразования в государственных, общественных площадках, во всех и не только в направлении обороны. Это должно предполагать обеспечение привлекательной и свободной среды для проявления творческого потенциала общества, для чего необходима структурная модернизация, как управления, так и экономики Армении.

В конце концов, философия образа жизни воевать отнюдь не должна предполагать продолжающий рост милитаризации государства, хотя заметная милитаризация государства в случае с воюющей страной неизбежна, поскольку, в конце концов, именно это и является ключевым путем к миру. С другой стороны, однако, здесь недопустима противопоставление военного компонента гражданскому, опасные проявления чего, как минимум в пропагандистских пространствах, заметны, при этом в обоюдоострых проявлениях. С этой точки зрения должны быть построены также пропагандистские первоочередности, которые должны обусловить эффективную философию для образа жизни с целью подготовки к войне для обеспечения мира. Однако во всем этом, конечно, основополагающее значение должен иметь образ жизни правящей «элиты». Как показала четырехдневная Апрельская война, зрение противника отнюдь не ослепляется от блеска роскоши образа жизни «Элиты».

Трудно сказать, отчет Следственной Комиссии и пресс-конференция Сержа Саргсяна могут закрыть тему или нет, или открыть новые темы. Тем более, что в глубинном плане, конечно, невозможно закрыть тему Апрельской войны, не открыв произошедшее со всем ее военно-политическим и геополитическим охватом.

1in.am

0 коммент.:

Отправка комментария

Добавьте ваш комментарий
(запрещена ругань и реклама)