Последние новости
среда, 20 ноября 2019 г.

Info Post
Собеседник Первого Информационного – тюрколог Андраник Испирян.
– Господин Испирян, по Вашему впечатлению, что решили Трамп и Эрдоган о поставках С-400, систем Patriot и истребителей F-35?
– Судя по сделанным после встречи заявлениям, откликам, в турецко-американских отношениях есть какая-то положительная динамика. Даже турецкая сторона расценивает их больше, чем положительной. Но, в любом случае, учитываем последнее заявление Эрдогана о том, что вопрос С-400 решен. Это первое важное обстоятельство. То есть, положительная встреча с Трампом никоим образом не сказывается на сделке С-400, поскольку, как отметил Эрдоган, это уже свершившийся факт, и не подлежит обсуждению. Иными словами, нет вопроса об отказе, отмене.
Чем обусловлено направление Трампом подобных сигналов Эрдогану, в результате чего Эрдоган даже положительно оценивает встречу? Поскольку последние развития в Сирии показали, что отношения Россия-Турция развиваются динамично, в ущерб влиянию Соединенных Штатов в регионе, Трамп пытается сохранить с Эрдоганом определенный уровень отношений, избегая дальнейшей эскалации, поскольку на данный момент, кроме сделки по С-400, другого варианта нет. Американская сторона на данный момент, кажется, пытается сохранить отношения с Турцией хотя бы на нынешнем уровне. Следовательно, говорить о том, что отношения США-Турция нормализовались, неуместно, однако Соединенные Штаты в любом случае, в данном контексте пытаются не допустить дальнейшего углубления российско-турецких отношений, в том числе в стратегическом плане, и увеличения влияния России в регионе, что может навредить американским интересам в регионе.
– То есть американцы уже смирились с поставками С-400 в Турцию?
– Если скажем, что смирились, будет неуместно, но, как минимум, приняли к сведению, не хотят из-за этого полностью разорвать отношения с Турцией. Есть такое выражение: нет отношений, нет свободы. В любом случае пытаются сохранить отношения с Турцией, чтобы сохранить рычаги своего влияния на Турцию.
– Насколько эта дилемма или противопоставление С-400 и Patriot отражает стратегические приоритеты Турции или возможный выбор союзника в сфере безопасности? Или необязательно, что выбирая ЗРК С-400, Россия становится более важным партнером для Турции, чем США?
– Когда речь шла о варианте покупки систем Patriot, США тогда отказывались, и Турции не оставалось ничего, кроме другого варианта. И когда уже состоялись российско-турецкие переговоры и было достигнуто соглашение о поставках С-400, Соединенные Штаты только после этого заговорили о возможности продажи систем Patriot.
Если смотреть на вопрос с точки зрения Турции, то она думает о защите своих воздушных границ, но не получает положительного отклика от США. И после этого она должна была выбрать другой вариант. Другим вариантом был Китай, но Турция в результате какой-то политической торговли отказалась от Китая и на фоне развития отношений с Россией смогла достичь этого соглашения. Россия же, естественно, не отказалась от возможности использовать турецко-американские противоречия.
Но думать, что Турция этим шагом решает все задачи противовоздушной обороны, будет неправильно, поскольку мы знаем, что систем противовоздушной обороны С-400, которые должны быть поставлены, не хватит для всей территории Турции. Они могут защитить провинцию Анкара или провинцию Стамбул или какую-либо другую провинцию. Для всей Турции их не хватит. Это скорее инструмент для политической торговли в отношениях с США.
– Но что за это получил Эрдоган? Имеете в виду, был ли торг по этому вопросу, возможно, вокруг резолюции о признании Геноцида армян?
– Да, это часть этого торга. Более того, говорили и о восстановлении участия Турции в производстве F-35, о продаже Patriot. То есть, это заставляет Турцию иметь ожидания от США. Сделкой С-400 Турция преследует цель заставить Запад, НАТО считаться с ней.
– На Ваш взгляд, США применят санкции в отношении Турции или нет?
– Судя по ситуации, трудно прогнозировать на данный момент серьезных санкций, но что-то в Сенате предпримут. Но не к месту думать, что будет создана полностью неконтролируемая ситуация.
­- Из всего этого какие выводы должны сделать наши экспертное сообщество и политические круги? Эти два направления внешней политики Турции –турецко-американские и турецко-российские отношения – как повлияют на безопасность и стабильность нашего региона?  
– Когда есть напряжение в турецко-американских отношениях в повестку Конгресса США появляются резолюции о признании Геноцида армян, которые в разные времена они формально вносятся, с целью внести их в повестку в удобное время. То же самое произошло и в последний раз – представленная в апреле резолюция была внесена в повестку и очень быстро была принята Палатой представителей. С точки зрения Армении лишь в этом разрезе мы можем смотреть на отношения Турция-США.
Что касается российско-турецких отношений, то я всегда подчеркиваю, что когда они ухудшаются, то армяне беспокоятся, думая, что вскоре для армян что-нибудь плохое случится. Когда российско-турецкие отношения значительно улучшаются, становятся теплыми, то армяне опять беспокоятся, говорят: если отношения улучшились, то Россия за счет наших интересов может делать торги с Турцией и т.д. Моя точка зрения следующая, что надо взять на вооружение такую политику и так следить за развитиями, чтобы быть готовым к возможным последствиям как одного, так и другого варианта. К сожалению, мы не можем влиять на российско-турецкие отношения. Это понятно всем. Потому просто должны быть готовыми в лучшем случае защитить наши интересы, а в худшем случае иметь гарантии безопасности.

0 коммент.:

Отправить комментарий

Добавьте ваш комментарий
(запрещена ругань и реклама)